Проситель, Обиженный и Воитель 30 страница

К 1962 году у группы уже сложится свой стиль и появятся песни, от которых вскоре вско­лыхнется весь мир. Но это будет потом, а пока на «Битлз» никто не обращал внимания. И все же у них имелись свои немногочисленные, но преданные поклонники. В том году квартет бе­зуспешно обивал пороги фирм грамзаписи, по­лучая везде неизменный отказ. Казалось бы, у такой группы нет никаких шансов подняться выше клубного уровня.

Хантер Дэйвис в авторизованной биографии «Битлз» пишет: «И все-таки мы по-прежнему верили, что прорвемся и станем первыми, — рас­сказывал Джордж. — Когда все шло совсем по­гано и ровно ничего нам не светило, мы справля­ли особый ритуал. Джон кричал: «Парни, куда мы идем?» Мы вопили в ответ: «Наверх, Джон­ни, на самый верх!» — «На самый верх чего?» — «На самую верхушку самой макушки, Джонни!»

Но не эта целеустремленность привела их к успеху. В 1963 году им все-таки удалось выпу­стить свою первую маленькую пластинку — сингл. Она неожиданно заняла первое место в хит-параде. Это было первое заметное дости­жение, однако никто не усматривал в нем боль­шого события. Пресса приняла успех сингла за вспышку кратковременной звездочки и прозевала сенсацию. После этой пластинки опять наступило затишье в безвестности. Но, как ока­залось, то была тишина перед бурей.

Через полгода битломания лавиной захлестну­ла сначала Англию, а затем и чуть ли не весь мар. «Каждая страна, — пишет Хантер Дэйвис, — ста­новилась свидетелем массового психоза, кого-рый совсем недавно казался немыслимым и которому вряд ли суждено повториться. Сего­дня никто в такое уже не верит, а между тем вчера все это было правдой».

Нечто похожее повторилось и в истории «Аббы». В 1972 году этот блистательный квар­тет не сумел даже пройти отборочный тур на участие в конкурсе Евровидения. Наконец в 1974 они все-таки пробились на этот конкурс и неожиданно для всех одержали оглушительную победу, оставив далеко позади всех остальных участников. Однако никто тогда не придал эго-му значения. Считалось, что группы, снабженные ярлыком «Евровидение», как бабочки-однодневш, не могут иметь более одного хита. Опять, как л в случае с «Битлз», наступило временное затишье. Но не прошло и года, как весь мир захлестнула новая мощная волна, теперь уже «аббамании».

В обеих историях прослеживаются две четкие закономерности. Во-первых, популярность развивается по волнообразной траектории. Сна­чала идет довольно продолжительный перюд безвестности, в течение которого формируется небольшая, но стабильная группа поклонниюв. Затем следует неожиданный взлет, после которого наступает период затишья, как будто волна отхлынула от берега, чтобы набраться сил. И наконец, вслед за периодом, в течение кото­рого ничего не происходит, внезапно обрушива­ется мощный вал оглушительного успеха. По­пулярность может держаться некоторое время на высоком уровне, но потом волна неизбежно угасает, поскольку появляются новые маятники, которые оттесняют прежний на задний план.

Самая же интересная закономерность заклю­чается в том, что произведения, которые впос­ледствии становятся блистательными хитами, в течение первого периода безвестности просто не воспринимаются. Их слушают, но не обращают внимания. И вот потом вдруг наступает момент, когда эти же вещи начинают производить совсем другое, необычное впечатление какой-то особой новизны, неповторимости. Звучание приобретает оттенок чего-то очень стильного и модного. И все одновременно непостижимым образом приходят к единству в том, что это просто здорово.

Но откуда берется это всеобщее ощущение новизны и стильности? Ведь у «Битлз» уже в 1962 году звучание было «битловское», почему же никто не обращал внимания? А почему ни­кто не воспринимал «Аббу» в 1972 году? Ведь их песни были те же, с чего это вдруг именно в 1975 они всех так взбудоражили?

Объясняется это тем, что каждая эпоха име­ет свое характерное качество, звучание, оттенок или другими словами — харизму. Однако но­вая эпоха не наступает сама по себе — она притягивается намерением людей, как обла­ко в пространстве вариантов. А маятник стабилизирует это коллективное намерение.

Сначала образуется небольшая группа поклон­ников. Каждый из них излучает мысли на частоте «мне это нравится». Рождается маятник, который соединяет и синхронизирует мысли почитателей в одном направлении — «нам это нравится». В пространстве вариантов, где, как известно, есть все, существует определенная область секторов с одним общим качеством — «это всем нравит­ся». Коллективное намерение первой группы поклонников направляет движение материаль­ной реализации в сторону этой области. В ре­зультате через некоторое время реальность приобретает оттенок новой эпохи. Поклонников становится все больше, и маятник набирает силу. Наконец, коллективное намерение превышает некую критическую массу, и облако с харизмой новой эпохи охватывает всю материальную ре­альность. Вот это облако, притянутое объединен­ным намерением приверженцев маятника, и со­здает особую харизму нового времени.

Теперь, зная механизм возникновения новых веяний, вы можете смело, без оглядки на весь остальной мир воспользоваться своей законной привилегией — быть собой. Только так можно реализовать свой шанс, заявить всему миру о своей неповторимой индивидуальности. Маят­ники не терпят уникальных личностей — они будут вынуждены сделать из вас звезду. Пере­станьте гоняться за тенью, начните двигаться самостоятельно, и тогда маятникам ничего не останется, как следовать за вами. Вы сами спо­собны стать законодателем моды, поскольку свойства вашей души уникальны, а в простран­стве вариантов уже приготовлено индивидуаль­ное облако класса люкс — оно ждет вас. Про­возгласите же декларацию своего намерения!

Резюме

Цель и смысл жизни любых существ со­стоит в управлении реальностью.

Скуки, как таковой, не существует — есть лишь постоянная и неутолимая жажда управ­лять реальностью.

Оценки, основанные на сравнении, порож­дают поляризацию.

Равновесные силы устраняют поляризацию путем столкновения противоположностей.

Предмет или свойство, которому прида­ется особое значение, притягивает к себе объекты с противоположными качествами.

Правило маятника: «Делай, как я!».

Правило Трансерфинга: позвольте себе быть собой, а другому — быть другим.

Поляризация устраняется правилом Тран­серфинга.

Осознанность: в данный момент я не сплю и ясно осознаю, что делаю, зачем и почему именно так.

Первый закон маятника: он стремится увеличить энергию конфликта.

Второй закон маятника: он делает все для стабилизации своей структуры.

Маятники координируют существование организованных структур.

Закрепощение воли (намерения): струк­тура учит хотеть то, что надо.

Для того чтобы освободиться от зомби­рующего влияния структуры, нужно выбрать себе роль играющего зрителя.

Процесс достижения цели является дви­гателем эволюции.

В структуре человек теряет себя и пере­стает понимать, кто он и чего хочет.

Зависимость возникает из-за того, что стрелка внимания попадает в петлю захва­та маятника.

Для того чтобы «слезть с иглы», необходи­мо переключить внимание, занять его чем-ни­будь другим, изменить сценарий и декорации.

Харизма эпохи притягивается намерени­ем группы людей, как облако из пространст­ва вариантов.

Получая любой энергетический кредит, провозглашайте декларацию намерения.

У маятника выиграть невозможно — нуж­но либо отказаться от опасной игры, либо затеять свою, с тем чтобы стать фавори­том маятника.

Для того чтобы затеять свою игру, необ­ходимо позволить себе быть собой

II СНОВИДЕНИЕ БОГОВ

Я забочусь о своем мире

Два обличья реальности

С незапамятных времен люди обращали внима­ние на то, что мир ведет себя двояким образом. С одной стороны, все происходящее на матери­альном уровне более-менее понятно и объясни­мо с точки зрения законов естествознания. Но с другой стороны, когда приходится сталкивать­ся с явлениями тонкого плана, эти законы пере­стают работать. Почему никак не удается объе­динить различные проявления реальности в одну систему знаний?

Получается странная картина: мир словно играет в прятки с человеком, не желая раскры­вать свою подлинную сущность. Не успеют уче­ные открыть закон, объясняющий одно явление, как тут же возникает другое, не укладывающее­ся в рамки прежнего закона. И эта погоня за истиной, ускользающей, словно тень, длится не­престанно. Но вот что интересно: мир не про­сто скрывает свое истинное лицо — он еще и с готовностью принимает то обличье, которое ему приписывают.

Так происходит во всех отраслях естество­знания. Например, если представлять объект микромира в виде частицы, обязательно найдутся эксперименты, это подтверждающие. Но если предположить, что это не частица, а электромаг­нитная волна, мир не станет возражать и охотно проявит себя соответствующим образом.

С таким же успехом можно задать миру вопрос: чем является субстанция, из которой он состоит, — материей, обладающей массой? И он ответит — да. А может быть, все-таки энергией? И снова ответ будет утвердительным. В вакуу­ме, как известно, происходит непрерывный про­цесс рождения и аннигиляции микрочастиц — энергия превращается в материю, и наоборот.

Не стоит опять же спрашивать мир о том, что первично: материя или сознание. Он будет так же коварно менять свои маски, поворачива­ясь к нам той стороной, которую мы хотим ви­деть. Представители разных учений ссорятся между собой, доказывая противоположные точ­ки зрения, но реальность выносит бесстрастный вердикт: все они, в сущности, правы.

Выходит, мир не только ускользает, но и со­глашается, другими словами, ведет себя как зер­кало. В нем буквально отражаются все наши представления о действительности, какими бы они ни были. Но что же тогда получается: все попытки объяснить природу реальности тщет­ны? Ведь мир будет всегда соглашаться с тем, что мы о нем думаем, и в то же время постоян­но уклоняться от прямого ответа.

На самом деле все гораздо проще. Не нужно искать абсолютную истину в отдельных прояв­лениях многогранной реальности. Необходимо всего лишь принять тот факт, что реальность подобна дуальному зеркалу — она имеет две стороны: физическую, которую можно потрогать руками, и метафизическую, лежащую за преде­лами восприятия, но не менее объективную. В настоящее время наука имеет дело с тем, что отражается в зеркале, а эзотерика пытается взглянуть на него с другой стороны. Вот об этом и весь их спор. Но все-таки что же скрывается там, на обратной стороне дуального зеркала?

По ту сторону зеркала находится простран­ство вариантов — информационная структу­ра, в которой хранятся сценарии всех возмож­ных событий. Число вариантов бесконечно, как бесконечно множество возможных положений точки на координатной сетке. Там записано все, что было, есть и будет. Любое событие, происхо­дящее в нашем реальном мире, представляет собой материальную реализацию одного из мно­жества вариантов.

Казалось бы, в это трудно поверить. Где рас­положено пространство вариантов? Как вообще такое возможно? С точки зрения нашего трех­мерного восприятия оно везде и в то же время нигде. Может быть, оно за пределами видимой вселенной, а может, в чашке вашего кофе. Во всяком случае, не в третьем измерении.

Парадокс заключается в том, что все мы отправляемся туда каждую ночь. Сновидения вовсе не являются иллюзиями в обычном пони­мании. Человек беззаботно причисляет свои сны к области фантазий, не подозревая о том, что они отражают реальные события, которые мог­ли бы иметь место в прошлом или будущем. ;

Известно, что во сне человек может наблюдать картины как будто не из нашего мира. Причем совершенно ясно, что видеть такое он в принципе нигде не мог. Если сон — это не­кая имитация реальности нашим мозгом, тогда откуда берутся все эти невообразимые картины и сюжеты?

Если условно отнести все сознательное в психике человека к разуму, а подсознательное к душе, то можно сказать, что сновидение — это; полет души в пространстве вариантов. Разум не воображает свои сны — он их действитель­но видит. Душа имеет непосредственный доступ к полю информации, где все «сценарии и декорации» хранятся стационарно, подобно кадрам на киноленте. Феномен времени, то есть развитие событий, проявляется только в процессе движения «киноленты». Разум выступает в ка­честве наблюдателя и «генератора идей».

Память имеет такое же прямое отношение к пространству вариантов. Уже доказано, что мозг физически не в состоянии вместить всю ин­формацию, которую накапливает человек в течение своей жизни. Каким же образом ему удается запоминать? Дело в том, что мозг хранит не саму информацию, а некое подобие адресов к данным в пространстве вариантов.

Разум не способен создать ничего принци­пиально нового. Он лишь может собрать новую версию дома из старых кубиков. Все научные открытия и шедевры искусства разум получает из пространства вариантов через посредство души. Ясновидение, а также интуитивные зна­ния берутся оттуда же.

«Открытие в науке, — писал Эйнштейн, — совершается отнюдь не логическим путем, в логическую форму оно облекается лишь впос­ледствии, в ходе изложения. Открытие, даже самое маленькое — всегда озарение. Результат приходит извне и так неожиданно, как если бы кто-то подсказал его».

Не следует смешивать пространство вари­антов с известной концепцией общего инфор­мационного поля, в котором данные могут пе­редаваться от одного объекта к другому. Прост­ранство вариантов — это стационарная матри­ца — структура, определяющая все, что есть и могло бы произойти в нашем мире.

Официальная наука пока не в состоянии ни объяснить, ни подтвердить существование прост­ранства вариантов. Напротив, она будет пытаться всячески дискредитировать модель Трансерфинга, что неудивительно, ведь официальная наука — ти­пичный маятник. Вообще, науке, при всех ее несо­мненных достоинствах и достижениях, свойствен­но отметать все, что не укладывается в ее рамки. Встречаясь с необъяснимыми вещами, она будет изворачиваться и так и эдак, обвиняя своих оппонентов в шарлатанстве, подтасовке фактов или просто игнорировать очевидное, лишь бы удержаться на своем гранитном пьедестале. Однако нашелся один человек, академик Вячеслав Бронни­ков, который сумел поставить науку в абсолютно безвыходное положение, совместив совершенно невероятное с более чем очевидным.

Дети, воспитанники Международной академии развития человека, основанной Бронниковым, де­монстрируют способности, которые действитель­но не укладываются ни в какие рамки. Они способны видеть с закрытыми глазами так же, как с открытыми, они могут запоминать огромные объ­емы информации, обладают даром ясновидения, а удаленные объекты умеют рассматривать, как в телескоп. В это трудно поверить, но факт оста­ется фактом — они смотрят сквозь стену, будто ее и нет. Как им это удается?

Нейрофизиологи, исследуя эффект прямого видения, описывают свои наблюдения так. «При обычном зрении на аппаратуре фиксируется место вхождения сигнала, его перемещение в мозге и переработка. При прямом видении мес­то вхождения сигнала не регистрируется, пере­мещение сигнала в мозге отсутствует, но пере­работка сигнала четко определяется приборами. Все наши попытки блокировать вхождение сиг­налов в мозг дают отрицательный результат. Мы обнаруживаем нечто, что с учетом его фи­зических параметров проявляет свойства вне связи с электромагнитными процессами».

Получается, что мозг способен видеть сам, без посредства зрительного аппарата, причем спо­соб приема информации неизвестен. Как же все это понимать? Бронников объясняет данный феномен наличием связи между сознанием че­ловека и тем, что он называет сверхсознанием. «Сверхсознание, — пишет он, — это нечто, нахо­дящееся вне человека, некая среда». Вы, наверно, догадались, что в Трансерфинге под этой сре­дой понимается пространство вариантов. Впро­чем, какая разница, как это называть? Суть оста­ется прежней.

Разум, или, если хотите, мозг, «видит» то, что находится в пространстве вариантов через по­средство души. Глаза наблюдают физическую реальность. Мозг же в случае прямого видения подключается к метафизическому полю инфор­мации, где буквально хранится весь слепок ок­ружающей реальности. Получив доступ к это­му банку данных, можно рассматривать объек­ты независимо от того, где они находятся — за стенкой, под землей или за много километров.

В пространстве вариантов имеются как об­ласти, воплощенные в материальную действи­тельность, так и нереализованные. Для того чтобы достичь прямого видения, необходимо научить­ся воспринимать именно текущий реализован­ный сектор. С физиологической точки зрения это можно интерпретировать как особую син­хронизацию обоих полушарий головного мозга. Академик Бронников разработал целую систему специальных (и в то же время очень простых) упражнений, позволяющих любому обычному человеку развить в себе эти способности. Вы сами можете при желании найти соответствую­щую информацию в Интернете и попробовать. Все это — реально.

В пространстве вариантов хранится также информация обо всех возможных вариантах прошлого и будущего, а это означает, что доступ к нему раскрывает и возможности ясновидения. Проблема заключается лишь в том, что вариан­тов существует бесчисленное множество, а по­тому можно видеть и события, которые не будут реализованы. Именно по этой причине яснови­дящие нередко допускают ошибки в своих про­гнозах. Ведь можно увидеть то, чего никогда не было, и то, что никогда не случится.

В этом отношении вы можете быть спокой­ны — ваше будущее никому неизвестно, посколь­ку никто не в состоянии определить, какой ва­риант будет действительно реализован. Точно так же нет никакой гарантии, что во сне вы увидели именно тот сектор пространства, кото­рый будет воплощен в действительность.

Вот и замечательно — раз будущее не пред­определено фатально, значит, всегда остается на­дежда на лучшее. Задача Трансерфинга состоит не в том, чтобы с сожалением оглядываться в прошлое и с опаской смотреть в будущее, а в том, чтобы намеренно формировать свою реальность.

Энергия мыслей человека при определенных условиях способна материализовать тот или иной сектор пространства вариантов. В состоянии, которое в Трансерфинге именуется един­ством души и разума, рождается непостижи­мая волшебная сила — внешнее намерение — оно-то и воплощает потенциальную возможность в действительность. Все, что принято относить к магии, имеет непосредственное отношение к внешнему намерению. С помощью этой силы маги древности воздвигали египетские пирами­ды и творили другие подобные чудеса.

Намерение названо внешним, так как нахо­дится оно вне человека, а потому неподвластно его разуму. Правда, в определенном состоянии сознания человек способен получить к нему доступ. Если подчинить воле эту мощную силу, то можно творить невероятные вещи. Однако современные люди давно утратили способнос­ти, которыми владели жители древних цивили­заций, таких как Атлантида. Осколки древнего Знания дошли до наших дней в виде разроз­ненных эзотерических учений и практик. Ис­пользовать эти знания в повседневной жизни довольно затруднительно.

И все же ситуация не так безнадежна. В Трансерфинге имеются косвенные методы, с помощью которых можно все-таки заставить ра­ботать внешнее намерение обходным путем. Человек способен формировать свою реальность. Но для этого требуется соблюдение определен­ных правил. Обыденный человеческий разум безуспешно пытается воздействовать на отра­жение в зеркале, тогда как необходимо изме­нить сам образ. Образом является направление и характер мыслей человека. Для того чтобы превратить желаемое в действительность, одного лишь желания мало. Нужно знать, как обращаться с дуальным зеркалом. И вы научитесь это делать.

Правда, придется основательно расшатать монолит так называемого «здравого смысла», который на самом деле таковым не является. Если примириться с одновременным существованием двух сторон реальности — физической и метафизической, старые стереотипы рушатся, зато картина мира все больше проясняется. Дуализм выступает как неотъемлемая частью нашей реальности. Например, душа имеет отно­шение к пространству вариантов, а разум — к материальному миру. Внутреннее намерение имеет дело с материальной действительностью, а внешнее — с виртуальными секторами пространства вариантов.

Когда на поверхности зеркала два этих аспек­та реальности соприкасаются, возникают фено­мены, которые принято относить к паранормаль­ным либо пока необъяснимым явлениям. Наглядным примером такого соприкосновения двух обличий служит корпускулярно-волновой дуализм, когда микрообъект представляется не то волной, не то частицей. Рождение и аннигиляция микро­частиц в вакууме — еще один пример погранич­ного состояния, в котором реальность колеблет­ся между физической и метафизической формой.

Однако самым удивительным примером яв­ляемся мы сами — живые существа, сочетаю шие в себе одновременно и материальное, и духовное. В некотором роде мы живем на по­верхности гигантского зеркала, с одной сторо­ны которого находится наша материальная все­ленная, а с другой — простирается черная бес­конечность пространства вариантов.

Находясь в таком уникальном положении, было бы по меньшей мере недальновидно жить только в рамках обыденного мировоззрения и использовать лишь одну — физическую сторону реальности. Вы узнаете, как следует обращаться с дуальным зеркалом мира, и сможете совершить то, что раньше казалось невыполнимым. Вам пред­стоит убедиться, что ваши возможности ограни­чены только вашим намерением.

Сновидение наяву

Когда потенциальная возможность воплощается в действительность, относительно поверхности ду­ального зеркала возникает симметричная карти­на. По одну сторону зеркала находится сектор метафизического пространства вариантов, а по другую — его материальная реализация. Все жи­вые существа при этом балансируют на грани зеркала, поскольку их тело и разум относятся к материальному миру, а душа при этом остается в неразрывной связи с пространством вариантов.

Все мы пришли в эту жизнь оттуда и туда же вернемся, словно за кулисы, чтобы, переодевшись, вновь оказаться на поверхности зеркала в новом: обличье. В этом театре масок актеры вращаются, в непрекращающемся круговороте ролей. Отыг­рав одну роль, актер на минуту убегает за кулисы, надевает другую маску и снова включается в игру, напрочь позабыв обо всем, что происходило до момента его последнего появления на сцене. Ак­тер настолько увлекается образом своего персо­нажа, что теряет представление о том, кем является на самом деле он сам. Но иногда пелена спада­ет, и человек вдруг с изумлением осознает, что вот эта его жизнь вовсе не первая.

Американский профессор психиатрии Ян Стивенсон собрал более двух с половиной ты­сяч официально зарегистрированных случаев воспоминания опыта прежних жизней, опрашивая преимущественно детей. Малыши безо всякого гипноза описывали свою жизнь в далеком прошлом, в других странах.

В книгах Яна Стивенсона приводятся более чем любопытные факты. Характерна история двух братьев-близнецов, которые разговаривали между собой на каком-то непонятном языке. Поначалу все считали, что это просто детский лепет. Так продолжалось до тех пор, пока детям не исполнилось три года и до родителей, наконец, дошло, что здесь что-то не так. Братьев показали лингвистам, и те с удивлением обна­ружили, что близнецы разговаривают на древ­не-арамейском. Этот язык был широко распро­странен во времена Христа, но в настоящее вре­мя больше не используется.

Югославская девочка однажды заболела и провела некоторое время без сознания. Очнув­шись, она перестала узнавать окружающих и заговорила на чужом языке. Специалисты ус­тановили, что это одно из бенгальских наречий. Югославский ребенок начал проситься домой, в Индию. Когда девочку привезли в названный ею город, она узнала свой дом, правда, оказалось, что родители, как и «она сама», давно умерли.

Таких историй с детьми великое множество. Но подобное случается и со взрослыми. 27-лет­няя женщина, путешествуя с мужем по Герма­нии, с удивлением обнаружила, что узнает эти места, как свои родные, хотя никогда здесь не бывала. Она даже увидела свой дом и вспом­нила имена родителей и братьев. В местной таверне женщина опознала одного старца, ко­торый был знаком с ее семьей и рассказал о трагическом случае, когда лошадь лягнула ко­пытом и убила их маленькую дочь. Женщина тут же дополнила его рассказ всевозможными подробностями.

Анджей Донимирский в своей книге «Один ли раз мы живем» описал эксперименты анг­лийского психиатра Арнольда Блэксмэма, кото­рый с помощью гипноза заставлял пациентов возвращаться в свои прошлые жизни. Одна из пациенток подробно рассказала о шести своих предыдущих воплощениях. В первом она была женой воспитателя римского наместника в Ан­глии, потом женой еврейского ростовщика, за­тем служанкой в купеческом доме в Париже, была также придворной дамой испанской ин­фанты в Кастилии, портнихой в Лондоне, мона­хиней в американском штате. И все это на протяжении двух тысячелетий. Историки тща­тельно проверили даты и события — все под­твердилось.

Если собрать воедино все эти факты, то уже почти не остается сомнений в том, что реинкар­нация действительно имеет место быть. Смуща­ет лишь одно обстоятельство: почему воспоми­нания о прошлых жизнях проявляются только в редких случаях у относительно малого числа людей? В основном это случается в раннем детском возрасте, а со временем и вовсе стира­ется из памяти.

На самом деле не воспоминания стираются, а блокируется осознанность человека. Каждый может вспомнить свои предыдущие воплощения, если проснется в этой жизни, которая подобна сновидению наяву. Известно, что до четырех лет ребенок не способен отличить сон от реальнос­ти. Может быть, он и помнит прошлые жизни, но ему не дают это осознать, потому что усилен­но навязывают «разумное» мировосприятие.

Еще, человек не может вспомнить себя до четырех лет. Как вы думаете, почему? Потому что ребенок «неразумен» и еще не осознает себя? Так вот, это великое всеобщее заблуждение. На самом деле осознанность детей гораздо выше, чем у взрослых. Наоборот, это взрослые погру­жаются в бессознательное сновидение наяву, поэтому и не помнят ни прошлых жизней, ни себя в раннем детстве. Давайте разберемся, как это происходит.

Возродившись в новом теле, душа отодвига­ется на задний план, в то время как разум зани­мает главенствующее положение. А что такое разум? С момента рождения — это чистый лист бумаги, на который можно записать все, что угод­но. С самого начала жизни на этот лист нано­сится шаблон, в соответствии с которым чело­век воспринимает себя и окружающую дейст­вительность. И чем более четко этот шаблон прописан, тем шире пропасть между душой и разумом. Человек осознает реальность так, как его научили это делать.

Осознанность можно разделить на два уров­ня: первый — это внимание, а второй — вос­приятие. Сразу после рождения восприятие ни­чем не завуалировано. У ребенка широко рас­крыты способности к интуитивным знаниям и ясновидению. Другими словами, он имеет непо­средственный доступ к информации из прост­ранства вариантов и воспринимает мир таким, каков он есть.

Однако «сновидящие» взрослые тут же бе­рут новорожденного в оборот и втискивают его в узкие рамки сновидения, которое они прини­мают за осознанное существование. Делается это путем ограничения свободы и с помощью фиксации внимания. Ребенка принуждают со­средотачивать внимание на атрибутах матери­альной действительности: «Смотри сюда! Слу­шай меня! Так не делай! Делай вот так!» Когда внимание захвачено, кругозор восприятия резко сужается, осознанность теряется, и человек по­гружается в состояние, мало чем отличающее­ся от бессознательного сновидения.

В самом деле, если внимание сосредоточено на узком круге вещей, человек идет, словно утк­нувшись взглядом под ноги, и естественно, не имеет возможности оглядеться вокруг. Шаблон мировоззрения, в свою очередь, помещает чело­века в прокрустово ложе стереотипов, определя­ющих «как оно все должно быть». В бессозна­тельном сновидении такая фиксация внимания и восприятия достигает максимального уровня. Человек принимает ситуацию как есть, подразу­мевая всю свою беспомощность повлиять на ход событий. В результате сновидящий находится целиком во власти обстоятельств, сновидение с ним «случается», и он ничего не может с этим поделать. Сценарий развивается спонтанно, в соответствии с опасениями и ожиданиями. Ожи­дания и мысли текут неуправляемо.

В осознанном сновидении уровень осознан­ности уже выше, сновидящий может волевым усилием влиять на ход событий. Стоит челове­ку взять в толк, что это всего лишь сон, как у него раскрываются удивительные способности. В осознанном сновидении нет ничего невыпол­нимого — можно управлять событиями и тво­рить непостижимые вещи, например летать. А все потому, что внимание и восприятие осво­бодились от фиксации — человек, будто поднял голову, огляделся и осознал свое положение.

Наяву, как ни странно, уровень осознанности опять понижается. Мысли человека в большин­стве случаев летают спонтанно. С одной темы перескакивают на другую. То, что тревожит, бес­покоит или раздражает, обычно полностью вла­деет сознанием и гложет постоянно в той или иной степени. Ход таких мыслей трудно кон­тролировать. Худшие ожидания и негативные реакции независимо от воли человека формиру­ют его реальность. Восприятие и внимание фик­сируются проблемами, гнетущими размышлени­ями, обстоятельствами. В результате человек погружается в свои заботы, как в сновидение наяву. Вот так становятся «взрослыми».

Зрелый человек считает ребенка неразумным, поскольку тот не вписывается в его сновидение. Конечно, ребенка необходимо научить, как суще­ствовать в новых для него условиях. Но при этом неизбежно возникает парадокс: чем лучше усва­иваются правила поведения в узких границах материального мира, тем ниже падает уровень осознанности, что влечет за собой потерю спо­собности влиять на ход событий и воспринимать метафизическую сторону реальности.


3817684138160632.html
3817724545115178.html
    PR.RU™